Книга К.Уайта

Инновации для бизнеса. Модель развития России в XXI столетии.

Часть 3

Кендрик Уайт продолжает вскрывать базовые системные проблемы России. Сегодня он размышляет о роли государства – как ненужной, так и желательной.

Быстро заработать и отвалить с прибылью

И вот мы подходим ко второй проблеме. Сырьевая и монопольная направленность экономики – причина неизбежно высокой инфляции в России. А последняя привела к тому, что у деловых и финансовых кругов страны сформировалась философия «коротких денег»: быстро заработать и отвалить с прибылью.

Это менталитет быстрых сделок: купить по одной цене, а потом поскорее сбыть это втридорога, привезти товар, скажем, из Германии по цене X и «загнать» его в России по цене Y. Такие подходы в корне противоречат сути инновационной экономики, предполагающей построение долгосрочных основ и инвестиционных стратегий.

Таким образом, если вы ведете бизнес в стране, где сегодня экономика цветет, а завтра вянет, где все монополизировано и свирепствует инфляция, вам остается решать один-единственный вопрос: как быстро получится заработать на разнице цен?

Новое, в особенности инновационное, предприятие – дело рискованное. В США, к примеру, из десяти вновь открывающихся компаний в первый же год разоряются семь – и это в условиях транспарентной системы. Нетрудно представить, как это тяжело в России. Банкротств много, предприниматели теряют стимул, видя все эти трудности. Взамен они приобретают менталитет торгаша: ведь в таких условиях не до долгосрочных инвестиций и многолетнего ожидания прибылей, что свойственно стартапам в сфере технологий.

Я как-то беседовал с группой предпринимателей из Самары. Они сказали мне, что все вышесказанное – часть почти тысячелетней истории экономики их области. «У нас это «купи-продай» в крови», – так они мне сказали.

Такая ментальность вкупе с «вертикалью власти» командной экономики создала систему, в которой долгосрочные производственные программы, инициируемые и финансируемые центром, передаются потом для дальнейшей реализации региональным властям, а те озабочены все больше одним: как выжать из этих госпроизводств максимум лично для себя и ближайшего окружения.

Стоит ли удивляться, что за последние двадцать лет в России создано столько торговых компаний... Такие конторы не несут производственных издержек, у них низкие административные расходы, которые легко финансировать из краткосрочных займов. Все, что требуется от владельца такой компании, - это личные связи и маленький штат управленцев, которые, собственно, и занимаются поставками из-за рубежа, улаживанием таможенных, транспортных и иных вопросов, в том числе и на уровне чиновничьих личностей, и в дальнейшем реализацией на своей территории.

Можно и в обратную сторону: купить по дешевке в стране каких-то сырьевых товаров, задействовав личные связи, а потом экспортировать эти товары на Запад или Восток по цене на порядок выше. Именно так зарабатывают свои деньги очень многие в России, и без различных форм коррупции, упрощающих процесс, здесь просто не обойтись.

Помните давнюю шутку: «Все вокруг колхозное, все вокруг мое»? Если это государственное, оно, по сути, ничье. Значит, в прибыли окажется тот, кто получит и сохранит над этим контроль.

Не слишком ли много государства?

В прямой зависимости от всего вышеуказанного и еще одна фундаментальная проблема: высокий уровень и дороговизна административных барьеров. Государство контролирует огромную долю в экономике, отсюда и гигантский бюрократический аппарат, придуманный – как ни парадоксально это звучит – как раз для того, чтобы не позволить чиновникам воровать у государства. 

А в условиях госкапитализма аппарату приданы также полномочия контролеров над деятельностью госпредприятий и «высших мытарей», следящих за тем, чтобы налогоплательщики не утаили ни рубля и все несли должную ответственность.

При всем благородстве задумки система поднимает стоимость ведения бизнеса малым предпринимателем до таких высот, что этот предприниматель просто не доживает до стадии производства своего продукта. Не легче ли в таких условиях податься в «купи-продай»?

Большинство экономистов во всех странах признают, что становым хребтом любой инновационной экономики являются малые и средние предприниматели, движимые задачей развития своей идеи, своего бизнеса и ростом прибылей. Им не нужны такие административные препоны, потому что любая дополнительная копейка идет у них в развитие и расширение доли на рынке.

Мне кажется, что политическая и бизнес-элита в России сейчас понимает: нет другого пути долгосрочного развития страны, кроме политики поддержки малого и среднего бизнеса. Это исключительно важно. Я вижу, как меняются законы, сокращая список бесконечных проверок бизнеса – проверок, из-за которых предприниматель теряет драгоценное время.

Но по-прежнему препонов слишком много, и слишком много ресурсов бизнесмен тратит на устранение этих препонов. Исчезнут преграды – появится больше малых предприятий. Арифметика проста.

К сожалению, все ныне существующие системные проблемы вкупе с исторической привязанностью россиян к «быстрым деньгам» явно не способствуют тому, чтобы состоятельные граждане вкладывались в долгосрочные рискованные проекты. Ведь по своей природе это проекты, в которые инвестируют на длительный период. Может пройти пять, десять, пятнадцать, иногда и двадцать лет, прежде чем появится прибыль.

А между тем именно такие временные горизонты требуются для того, чтобы из стартапа сделать компанию с капитализацией «Яндекса», выросшего за двадцать лет до уровня потенциально публичной компании, которая может выйти на биржевой листинг.

Хочу подчеркнуть, что, не поняв собственной важнейшей роли в социально-экономической среде, государство не сможет устранить все эти системные трудности. В рыночной экономике власти должны до минимума снизить риски, которые раскачивают экономику, и до максимума поднять такими действиями доверие частных инвесторов, которые только тогда пойдут на риск своими деньгами в своей стране.

Этим власти дадут сигнал инвесторам: в долгосрочное развитие малых инновационных компаний вкладывать капитал можно. Чем ниже риски, тем шире инвестиционные горизонты частного инвестора.

То, что государство может и должно

Важная задача государства – создание и поддержание инфраструктуры, включая системы водоподготовки, дороги, системы связи, пр. Это тоже часть плана снижения рисков и укрепления стабильности. Больше всего на свете инвесторы мечтают о долгосрочной стабильности. Стоит в этой связи вспомнить и о роли властей в снижении валютных и долговых рисков, а значит о задаче развития устойчивых финансовых рынков и банковской системы.

Видя, что государство на деле разбирается с коррупцией и волокитой, устанавливает верховенство закона и не препятствует развитию свободной прессы и в целом механизмов сдержек и противовесов, частный инвестор вполне может сказать себе: поддерживать эту экономику своими инвестициями имеет смысл. 

Но пока что многие богатые россияне предпочитают выводить деньги за рубеж – именно потому, что работать с ними внутри страны слишком рискованно. Усугубляется проблема тем, что два десятилетия – слишком короткий промежуток времени для взращивания нового типа российского предпринимателя, способного безостановочно вкладывать себя в компанию от момента ее создания до момента возможной продажи развитого бизнеса или выхода на IPO и существенного обогащения основателей этой компании.

На Западе таких инвесторов называют обобщенным понятием «умные деньги»: их проекты подпитываются не только в период, когда компания в собственности у этих людей, но и потом, после их продажи, когда отпочковывающиеся от корневого проекта стартапы получают бесценную поддержку от этих инвесторов в виде делового опыта, приобретенного «умными деньгами» на собственных начальных стадиях.

По статистике, в России прямых инвестиций в стартапы и инновационные проекты на ранних стадиях очень мало. А причина в том, что в стране очень мало людей с оптимальной комбинацией финансовой состоятельности и делового опыта, способных не только создать и развить компанию, но и выработать для своих проектов коммерческую стратегию, без которой более крупные инвесторы своими деньгами рисковать не станут.

Если российское правительство не пойдет на попятный в деле реструктуризации экономики и устранения перечисленных выше проблем, у меня нет сомнений: российские и иностранные инвесторы вернутся, чтобы вкладываться в новую экономику хайтека.

И чтобы это случилось, государство должно параллельно улучшать систему бизнес-образования, чтобы появилось новое поколение менеджеров, умеющих работать с инвесторами в направлении коммерциализации богатейшего университетского и научного ресурса страны. 

Следующая важная функция государства, по моему мнению, – это содействие в развитии новых стартапов, малого и среднего бизнеса и коммерциализации инноваций внутри самой системы высшей школы. Лучшие из умов академической науки должны получить шанс развивать свои инициативы в России, а не экспортировать себя в Америку, Евросоюз, страны Азии, чтобы получить высокую зарплату и, в конце концов, продать там свои идеи.

Печально знаменитую «утечку мозгов», существенно подорвавшую за последние полвека интеллектуальную мощь всех бывших республик СССР, необходимо не только остановить – процесс необходимо повернуть вспять, чтобы вернуть себе опыт диаспор, чьи представители участвовали в формировании зарубежных рынков. Это исключительно важно для оценки потенциала российских технологических инноваций на мировой арене.

Государство обязано позаботиться о том, чтобы российские интеллектуалы оставались здесь и здесь становились миллионерами.

Россия, на мой взгляд, – не такая уж большая страна в плане населения, всего около 142 миллионов. Ее демографическая структура ближе к структуре экономически развитых США, Японии или стран Европы, где национальная конкурентоспособность определяется инноватикой, творчеством, дизайном.

В переплетенном мире XXI столетия Россия не должна позиционировать себя как дешевая производственная площадка для выпуска собственных товаров и для снижения расходов приходящих на нее западных брендов, как это делает Китай. России следует видеть себя на одной из высших ступенек глобальной «интеллектуальной пищевой цепочки».

Российские ученые и предприниматели-новаторы должны предлагать новые решения мировых проблем. В России следует делать лишь наиболее хайтековые комплектующие, а все остальное, включая сборку, отдавать на лицензию в страны с низкими производственными издержками, такие как Индия, Китай или новые экономики Африки и Латинской Америки.

6 Авг '10
 

Обзоры в деталях

7 Сен '17
26 Июль '17
Ученые Томского политехнического университета...
20 Июнь '17
В краях, где многие жители центра страны ни разу еще...
Поиск (Архив новостей - 19279)
Реклама
Global_Entrepreneurship_Monitor
Реклама
Marchmont News

Последние новости

17 Нояб '17
Российское правительство намерено с помощью нового...
16 Нояб '17
Свердловский венчурный фонд вложит 58,2 млн рублей в...
15 Нояб '17
Государство объявило о начале активной поддержки...

Интересные новости за неделю

17 Нояб '17
Российское правительство намерено с помощью нового...
16 Нояб '17
Свердловский венчурный фонд вложит 58,2 млн рублей в...