Обзоры в деталях | Финансы, бизнес | Технологии и инновации

Кендрик Уайт: «Конечное назначение технологии не может регулироваться государством от первых и до последних шагов»

24 Июль '14
Олег Кузбит, управляющий редактор отдела веб-информации

Пока Россия пытается нарастить обороты в продвижении к новой экономике инноваций, на пути как госструктур, так и предприимчивых частных лиц возникают серьезные препятствия. Кендрик Д. Уайт, американский предприниматель и бизнес-ангел с 20-летним опытом в России, ныне курирующий коммерциализацию технологий в должности проректора ННГУ им. Н. И. Лобачевского, размышляет о препонах, замедляющих выход инновационных идей на рынок, и о том, чего государству, участвующему в процессе, делать не стоит.

На мой взгляд, одним из поистине труднопреодолимых барьеров является заинтересованность – а точнее, отсутствие заинтересованности – ученого-инноватора в выведении своей технологии на рынок. А ведь без поддержки самого исследователя что-либо сделать с технологией очень сложно.

Если ученый не горит желанием добиваться коммерциализации проекта, это должно стать для центра коммерциализации вуза неким «красным флажком», причем серьезным, потому что отсюда может напрашиваться вывод, что открытие не такое уж уникальное, а сам изобретатель, видимо, не слишком верит в себя.

Такие ситуации могут стать особенно проблематичными в случаях, когда центр коммерциализации вуза видит коммерческий потенциал проекта, а сам исследователь не хочет ничего делать в этом направлении. Я лично был свидетелем осложнений здесь, в России, когда вузовские исследователи не желали работать под прессом тех довольно жестких требований, которые предъявляли представители бизнеса как условие успешной коммерциализации.

Ученые любят свободу в продвижении своих идей. Особенно это свойственно старшему поколению. Но проблема в том, что для того, чтобы коммерциализовать технологии, нужна дисциплина, вы должны подчиняться в своей работе рамкам, необходимым для адаптации технологии под реальные нужды промышленности.

Вообще, вынужден признать, что в целом неготовность воспитанных в СССР ученых подчиняться дисциплине и жестким требованиям со стороны бизнеса является одной из основных проблем, с которыми мы сталкиваемся в России и странах бывшего Советского Союза. Молодежь более охотно идет на принятие такого давления, поскольку молодые более, нежели старшее поколение, нацелены на результат, а не только на процесс. Да, конечно, для создания новой молекулы, которая ляжет в основу нового лекарства, требуется проведение фундаментальных исследований. Но дело в том, что процесс совершенствования молекулы может быть бесконечным. При этом бизнес может сказать: того, что сделано, вполне достаточно, чтобы лекарство с определенными заданными свойствами было создано и начата стадия доклинических испытаний – а это уже процесс коммерциализации.

Центры трансфера технологий должны тонко чувствовать нужды ученых, которые не слишком активно ратуют за вывод их науки на рынок, и вместе с тем центры обязаны следовать стратегиям коммерциализации, чтобы соблюсти интересы молодого поколения.

Еще один барьер, с которым встречаешься в бывшем СССР, – это, по-моему, тот факт, что у многих государственных структур, созданных в свое время для управления развитием инновационной экономики, выявляются нереалистичные ожидания по части темпов возврата вложенных из бюджета средств. Быстрого возврата не бывает. Технологические проекты по своей сути имеют долгосрочные инвестиционные горизонты и нуждаются в длительной поддержке от самых первых шагов до момента, когда технологии привлекут венчурные фонды. Если государство не осознает долгосрочной природы такой поддержки, то и самой поддержки не будет.

Высокие технологии требуют вливаний с момента «зачатия» и на ближайшие шесть – восемь лет, от первых грантов до стадий, когда проект становится коммерчески устойчивым. Исключительно важно правительствам любого уровня понять, что их роль – это вывод проектов на этап, когда эти проекты станут интересны частным инвесторам.

Содействует ли нынешнее российское законодательство развитию коммерциализации технологий?

Не вполне. Налоговое законодательство явно не способствует росту движения бизнес-ангелов и не стимулирует частного инвестора к рисковым вложениям в проекты ранних стадий.

По сути, в России принято читать, что государство может регулировать абсолютно все, а раз так, то почему бы не регулировать заодно и развитие инновационной экономики.

Начнем с того, что инновационное развитие – процесс, идущий снизу вверх. Инноваторы рождают в лабораториях новые идеи, при этом не всегда четко представляя себе, где эти идеи найдут воплощение. А ведь их можно применить во многих сферах. Скажем, группа ученых работает над проектом с прицелом на использование результатов в медицине, и у исследователей может даже не появиться мысли о том, что их технологию можно применить, допустим, в улучшении качества работы складского хозяйства.

Конечное назначение технологии не всегда понятно с самого начала и не может регулироваться государством от первых и до последних шагов. Государство должно поддерживать общее развитие фундаментальной науки, но вокруг этой структуры должны появляться во множестве деловые люди, оценивающие научные открытие в совершенно ином ключе. Любое открытие должно эволюционировать до тех сфер, где оно найдет применение.

«Так, эта технология начнется так-то и так-то, будет нацелена туда-то и туда-то, а применяться будет там-то и там-то!» - такой подход со стороны государства возможен только для реализации стратегических национальных приоритетов и в проектах по усилению национальной безопасности. А вот развитие инноваций, применение которым в промышленности, должно быть более органичным, и с самого начала предписывать им назначение и управлять этим не нужно.

Такое излишнее регулирование лишит процесс креативности частного бизнеса. В этом фундаментальная прелесть инновационной экосистемы: ученые делают открытия, работая по-своему, а деловые люди ищут на основе этого решения конкретных проблем.

Подводя итог, повторюсь, что в системе свободной рыночной экономики назначение технологии определяется рынком, а не государством, – за исключением технологий для национальной безопасности. Государство должно создать среду, в которой частные лица захотят использовать собственные инициативность и креативность для высокорисковых вложений в проекты, которые, на их взгляд, интересны и не относятся к государственным приоритетам.
Олег Кузбит, управляющий редактор: «Мы рады, что вы по-прежнему с нами в нашем информационном проекте The Bridge – еженедельном экскурсе в инновационное настоящее и будущее российских регионов. «Марчмонт» расскажет, как наука и бизнес наводят мосты взаимопонимания и сотрудничества».
Опубликовать в Twitter
Написать в Facebook
Записать в LiveJournal
Показать В Моем Мире
Поделиться в Моем Круге
ПРОКОММЕНТИРОВАТЬ ЭТУ СТАТЬЮ
Найти похожее содержание
 
Поиск (Архив новостей - 20920)
Мир будущего — мир искусственного интеллекта
Реклама
Marchmont Tech Solutions_RUS
НАТТ
Реклама
Marchmont News

Последние новости

25 Нояб '21
Ученые Казанского федерального университета...
24 Нояб '21
В Москве разработан более дешевый способ получения...
22 Нояб '21
Банк для предпринимателей и предприятий «Точка»...

Интересные новости за неделю

26 Нояб '21
Молодые исследователи из Пермского Политеха...
26 Нояб '21
Российский разработчик 3D-сканеров человеческого тела...
26 Нояб '21
StartupSamara открывает приём заявок на одно из самых...