Обзоры в деталях | Технологии и инновации

Кендрик Уайт: «Мы не можем ждать еще двадцать лет»

13 Нояб '12
Олег Кузбит, управляющий редактор отдела веб-информации

В Москве 30 октября в преддверии открытия международного форума «Открытые инновации» прошло заседание двусторонней российско-американской комиссии по инновациям, где эксперты обсуждали пути, по которым, по их мнению, стоит идти России к своей инновационной экономике. Наш гендиректор Кендрик Уайт принял участие в заседании как американский эксперт и потом поделился со мной своими впечатлениями, а заодно и давно вынашиваемыми идеями, как можно выровнять нынешнюю петляющую дорогу, которая должна бы привести Россию в экономику XXI столетия.

Кендрик, на московской встрече вы подняли вопрос о том, что России явно не хватает культуры бизнес-наставничества, на что глава Российской венчурной компании Игорь Агамирзян полушутя-полусерьезно ответил, что опытные российские бизнесмены займутся помощью стартапам, как только «выйдут на пенсию» со своих должностей в крупных компаниях. Не кажется ли вам, что будет поздновато этим заниматься, если вспомнить, что России и так отстает в коммерциализации технологий? Да и подходящие ли они наставники для стартапов – нынешние крупные бизнесмены?

К сожалению, процессу перехода России от сырьевой экономики к инновационной, способной конкурировать в экономике глобальной, всего 20 лет. Двадцать лет назад тем, кто занимал ведущие посты в чем угодно – промышленности, сельском хозяйстве, политике, – уже было за сорок или за пятьдесят.

И давайте признаем: это были инсайдеры, которые по дешевке приватизировали компании. Из молодых мало кому это удавалось – они ведь инсайдерами не были. Я знаю докторов наук, которые в 1992-93 гг. бросали свои исследования и шли торговать на улице мороженым или наниматься в таксисты.

Поколение тех, кому сейчас за сорок, начинали тогда практически с нуля. Многие из тех, кому удалось зацепиться, сейчас относительно состоятельны. Это – будущее российского «бизнес-ангельского» движения, и именно их имел в виду Игорь Рубенович. Но дело в том, что они все еще зарабатывают свои первые миллионы долларов и все еще пестуют свои первые компании, приводя их к успеху. И они продолжат это делать.

Я ясно вижу, насколько велика разница в мировосприятии у этого поколения еще молодых предпринимателей, которые «сами себя создали», и у поколения инсайдерских элит, 20 лет назад скупавших заводы и фабрики. Сегодня вторые на вершине своей карьеры. Им уже давно за 60, они рулят промышленностью, их менталитет сформирован в годы СССР. Разумеется, я несколько обобщаю, но в целом могу смело сказать, что в свое время они не были отягощены ответственностью за создание предприятий с нуля. Купленные ими предприятия зачастую работали не в целях приумножения капитала и стоимости компаний, а в целях получения их руководителями дивидендов, отчисления существенных налоговых сумм в федеральный бюджет и т. д. И что особенно важно, многие из них были региональными монополиями, своего рода феодалами в своих вотчинах, и прессинг современной конкуренции их едва ли затрагивал.

Предприниматели поколения «селф-мейд», вынужденные карабкаться самостоятельно, последние два десятилетия росли в самой что ни на есть конкурентной среде и научились ценить такие понятия, как конкурентные преимущества и эффективность. Их бизнес-образование и мироощущение в корне отличаются от образования и мироощущения старшего поколения.

Мое мнение таково: мы не можем ждать еще 20 лет, как шутливо предложил Игорь Рубенович, – ну очевидно не можем! Нужно создавать новые креативные механизмы, которые будут работать уже сегодня.

Какова цель создания этих механизмов? А цель – содействие бизнес-ангелам в понимании, как стать наставниками, тренерами, как по-умному инвестировать в стартапы сегодняшнего дня. Я знаю целый ряд бизнес-ангелов, чьи инвестиции особо мудрыми не назовешь. Да, они горели желанием вкладываться в технологии, но ведь это непростая игра, и быть пассивным инвестором, лишь наращивающим портфель инвестиций, можно, только если у тебя много свободных денег и времени.

В созданной уже давно экономической вертикали России государство спускает ученым некие задачи, те их выполняют, и затем государство же пытается продать результаты бизнесу. Система пробуксовывает, заявили на том заседании комиссии представители американской стороны. Как по-вашему, есть ли альтернативный механизм взаимодействия науки и рынка?

Новое поколение нынешних ученых, инноваторов нуждается в наставнике, в «старшем брате», который поможет, подскажет и попутно сколько-то вложит в развивающуюся компанию. Вынужден признать: сегодняшние бизнес-ангелы пока в целом не готовы играть эту роль.

И поэтому мое предложение – о создании национальной сети центров предпосевной подготовки проектов (центров proof-of-concept). Можете называть их акселераторами. Это не бизнес-инкубаторы, которых уже немало в России и которые дают успешным стартапам шанс развернуться на низкой аренде офисов, бесплатных помощниках и т.д.

Зачем нам нужны эти центры, они же акселераторы? Инновационное сообщество России пока в основном в стенах высшей школы. И вот этим-то исследователям и сотрудникам лабораторий, как никому другому, нужна помощь в понимании, как сделать из их идей настоящий бизнес. В этом и заключается роль центров proof-of-concept: они должны оценивать коммерческую жизнеспособность каждой конкретной технологии, сообщать об этом инноватору и сводить инноватора с предпринимателем, менеджером, возможно, венчурным капиталистом, возможно, бизнес-ангелом, маркетологом или финансовым экспертом.

Основой финансирования таких центров должны быть государственные средства, но в равной степени могут вкладываться и частные капиталы. Идея в том, чтобы, если технологическая концепция жизнеспособна, создать команду тех, кто будет реализовывать проект, защитить интеллектуальную собственность, подготовить финансовый анализ, из которого будет ясен потенциал технологии на мировых рынках, а затем создать настоящую финансовую модель, которая даст представление о стоимости этой технологии. Ведь если вы не в состоянии дать оценку стоимости, бесполезно начинать разговор с любым инвестором – разговор будет на разных языках.

Я предлагаю, чтобы эти центры предпосевной подготовки проектов тесно работали с вузовскими центрами трансфера технологий, центрами поддержки предпринимательства в университетах, технопарками и бизнес-инкубаторами, возникающими тут и там по стране, бизнес-школами и программами венчурного менеджмента, такими, например, как в Высшей школе экономики.

Центр proof-of-concept – это своего рода катализатор или системный интегратор. Он призван сотрудничать с различными сторонами в академической науке, бизнесе, промышленности и политике.

Еще одной важной ролью таких центров в России должен стать анализ ситуации в промышленности. Центры могли бы оценивать плюсы, минусы, возможности и угрозы для отечественных корпораций, выявлять проблемные точки и сообщать об этом ученым, тем самым запуская механизм решения этих проблем.

Мой двадцатилетний опыт в России говорит мне: в этой стране фундаментальная наука просто потрясающа. Сложность лишь в том, что ученым нужны инструкции и нужны проблемы для решения. Промышленность же не торопится пока обсуждать свои проблемы с наукой. Промышленность в России скорее прислушается к предложениям западных компаний, которые уже все особенности российских корпораций проанализировали и всегда готовы продать россиянам красиво упакованные решения – разумеется, с весьма внушительными ценниками.

Но ведь новые идеи – они есть и дома. С участием центров предпосевной подготовки можно, привлекая студентов вузов, провести оценку состояния производства на предприятии, выявить моменты, которые стоит улучшить, тем самым повысив конкурентоспособность компании перед лицом зарубежных конкурентов (а теперь те уж точно придут в Россию). Для воплощения идей ученых можно создавать на предприятиях проектные команды. Эти команды могли бы начать как маленькие консалтинговые фирмы, содействующие системным изменениям в производственном процессе, а далее, если удастся, вырасти и до настоящих компаний.

Генеральная задача центров proof-of-concept, как я это вижу, – взращивание нового класса бизнес-ангелов, знающих, как работать со стартапами и как выступать брокерами между предпринимателями и заинтересованными инвесторами.

Так называемые российские институты развития, в частности, «Роснано», Сколково, уже не один год служат чем-то вроде парадной витрины, по которой мир может оценить модернизацию в России. На ваш взгляд, делают ли они что-то и достаточно ли делают для поддержки инициатив «снизу», чтобы инноваторы и исследователи смогли преодолеть свои «долины смерти»?

Ну, в целом хочу сказать, что создание инновационной экономики началось в России так же, как исторически начинались любые серьезные преобразования. Как и в США с нашим Манхэттенским проектом или программой «Человек на Луне», российская политическая система традиционно начинает с грандиозного.

В минувшие десять лет все начиналось с формирования особых экономических зон, открытия десятков технопарков по всей стране. Все начиналось с крупной инфраструктуры, недвижимости. Что в те годы властям было непонятно, но что постепенно осознали в последние пять лет, – так это то, что инновационную экономику не создать без наполнения всех этих больших зданий молодыми инноваторами. Ее не создать, если не дать этим молодым людям инструментария для создания собственных малых предприятий.

Поневоле вспомнишь одного российского предпринимателя, который как-то сказал тогдашнему президенту Медведеву: «На открытие новой компании в Кремниевой долине ушло 35 баксов и 20 минут времени». Вот к чему нужно вести дела.

Но винить Россию в бездействии не стоит. И я как иностранный наблюдатель, при этом патриот этой страны, не стал бы критиковать подходы, потому что у каждой страны они свои. В России исторически все шло сверху вниз. Но я могу отметить, что в последние пять лет масштабные инфраструктурные проекты под началом «Роснано», РВК и других доросли до понимания, что спрос на них на местах – у молодых предпринимателей, и программы эти спустились с небес на землю, стали доступны молодежи.

Если пять лет назад Российская венчурная компания выступала за создание фондов объемом в полмиллиарда долларов, то сегодня они поддерживают свой Инфрафонд, программу «Венчурные партнеры», создание клубов бизнес-ангелов по стране. Они поддерживают целый ряд важнейших «низовых» инициатив.

Сегодня те самые объекты недвижимости могли бы дать кров бизнес-инкубаторам, центрам обработки данных. Взгляните на чудесный ИТ-парк в Казани! Абсолютно новый, в нем уже сотни предпринимателей. Заходишь в этот комплекс – и ты в городе XXI века! Это то самое, что нужно молодым: незачем ехать в Кремниевую долину – у них в Татарстане теперь собственная экосистема инноваций, созданная под них.

Последние программы институтов развития больше нацелены уже на наставничество, на венчурное инвестирование, на инкубирование. Так что уже ясно: путь от стопроцентной системы «сверху вниз» до системы, где дают расти снизу вверх, мы уже прошли. И если мы достигнем наших целей в ближайшие пять – десять лет, то кто же станет критиковать подходы?

А программы уже дают результаты. Я вижу это на местах. Меньше месяца назад я был в Кузбасском технопарке – там создана великолепная система поддержки и наставничества для молодых инновационных компаний. И в других регионах России тоже есть движение.

Недавно премьер-министр Дмитрий Медведев раскритиковал проект правительственной программы развития науки и технологий, назвав «абсолютно нереалистичной» надежду на резкий рост частных инвестиций в эту сферу. С председателем правительства согласны многие известные должностные лица, в том числе президент РАН. Они ожидают, наоборот, увеличения госфинансирования – что полностью расходится с требованием Минфина урезать государственные расходы, чтобы было на что реализовывать социальные программы, обещанные президентом Путиным после инаугурации. Похоже на патовую ситуацию с инновациями. Есть ли из нее выход, как думаете?

В первую очередь, я полностью на стороне премьер-министра. Слишком рано полагаться в такой степени на частные инвестиции в инновации, потому что по-прежнему высоки риски. Если Россия хочет создать инновационную экономику, она не обойдется без подпитывания процесса государственными деньгами. Нужно финансировать Российскую венчурную компанию, Сколково с его грантовыми программами, «Роснано», Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, целый ряд инфраструктурных программ развития, потому что они делают эту сферу привлекательной для частных инвесторов.

Если сейчас урезать госфинансирование, задачу по привлечению частного капитала не решишь – просто потому, что он еще к этой сфере только присматривается. Но потенциал есть: тем, кто начинал инновационную деятельность 20 лет назад, сейчас по сорок, они еще в силе, уже оценили снижение рисков, ставшее возможным благодаря инвестициям от государства. И России нужно это продолжать.

А что касается структурирования бюджета, то мой совет был бы один: определитесь, чего Россия хочет достичь в XXI веке. Пойдет ли по протоптанной дороге сырьевого поставщика с высокими расходами на оборону или же построит экономику знаний, где прирост общей прибыли будет просто несравним с аналогичным при сырьевом сценарии?

Я думаю, что России нужно сейчас не только продолжать инвестиции, но и увеличивать их – так же, как, я надеюсь, поступит и только что переизбранный президент США Обама. Его администрация однозначно увеличит вложения в технологии, образование, инфраструктуру, акселераторы, инкубаторы и пр. Будет оказана поддержка программам развития бизнеса и технологий, будет реализовываться Акт о занятости (Jobs Act), который предусматривает и помощь краудфандингу. Они понимают, что только так Соединенные Штаты могут в наше время оставаться конкурентоспособными.

И Россия должна поступать аналогично. Ничто не мешает стране стать одной из ведущих экономик мира. Но для этого нужно четко выстроить приоритеты, главный из которых – следование по пути инноваций.
Олег Кузбит, управляющий редактор: «Мы рады, что вы по-прежнему с нами в нашем информационном проекте The Bridge – еженедельном экскурсе в инновационное настоящее и будущее российских регионов. «Марчмонт» расскажет, как наука и бизнес наводят мосты взаимопонимания и сотрудничества».
Опубликовать в Twitter
Написать в Facebook
Записать в LiveJournal
Показать В Моем Мире
Поделиться в Моем Круге
ПРОКОММЕНТИРОВАТЬ ЭТУ СТАТЬЮ
Найти похожее содержание

География: Москва

Теги: Открытые инновации (8) / инноваторы (3) / Кендрик Уайт (21) / бизнес ангелы (13) / наставничество (0) / двусторонняя российско американская комиссия по инновациям (0) /

Последние новости: Обзоры в деталях
2 Авг '21 | Промышленность | Технологии и инновации
 
Поиск (Архив новостей - 20920)
Мир будущего — мир искусственного интеллекта
Реклама
Marchmont Tech Solutions_RUS
НАТТ
Реклама
Marchmont News

Последние новости

25 Нояб '21
Ученые Казанского федерального университета...
24 Нояб '21
В Москве разработан более дешевый способ получения...
22 Нояб '21
Банк для предпринимателей и предприятий «Точка»...

Интересные новости за неделю

26 Нояб '21
Молодые исследователи из Пермского Политеха...
26 Нояб '21
Российский разработчик 3D-сканеров человеческого тела...
26 Нояб '21
StartupSamara открывает приём заявок на одно из самых...