Обзоры в деталях | Технологии и инновации

«Молот & Кремний»: советская диаспора в инновационной экономике США

2 Нояб '18
О том, чем наследили наши соотечественники-эмигранты в окружающем нас мире, написано уже многое. В понимании беспристрастного (и несведущего) западного наблюдателя большая часть подобных исследований – не более чем сводки с фронтов культурного вторжения русских. Там все: и политические ретроспекции советских времен, и оставляющие горьковатое послевкусие повествования о русском гангстеризме на новой родине. И в большей их части невольно (или осознанно) опущены сведения о том позитивном, что наши бывшие привнесли Западу. Трое американских исследователей предприняли совсем недавно попытку взглянуть на российское «вторжение» несколько под иным углом. Так родилась книга под названием «Молот & Кремний» (Hammer & Silicon).

Шейла Паффер и Дэниел МакКарти, профессоры Северо-восточного университета в Бостоне, а также Дэниел Сатински, бизнес-консультант и независимый исследователь из Бостона, примкнувший к вузовскому дуэту на ранней стадии работы, презентовали в этом году новую книгу, в которой впервые – и, похоже, с глубоко личных позиций – раскрыли американскому читателю глаза на тот весьма существенный вклад, что профессионалы-технари из бывшего СССР внесли в инновационную экономику Соединенных Штатов – особенно в таких областях, как программное обеспечение, соцсети, биотехнологии, медицина.

В основе книги – откровенные интервью, в которых донесены мысли и истории более чем полутора сотен профессионалов, которые покинули одиннадцать (из пятнадцати) бывших республик Советского Союза в период с семидесятых по 2015-й и в настоящее время трудятся в инновационных центрах Кремниевой долины и Бостона/Кембриджа. Базируясь на современных методах и теориях социальных наук, авторы проанализировали политические, общественные, экономические и образовательные аспекты, характеризовавшие иммиграцию из СССР/России за минувшие сорок лет, пытаясь показать, как особенности происхождения помогли (или, наоборот, создали сложности) карьере и общественной жизни интервьюируемых.

Результатом стала целая мозаика мнений и откровений, представляющая собой ценный анализ влияния иммиграции на экономическое развитие США, особенно в сфере высоких технологий и инноваций.

В небольшом интервью Marchmont News Дэниел Сатински раскрыл некоторые особенности авторского подхода к книге, которую, по правде говоря, меньше всего можно было ожидать в нынешнем контексте политического непонимания между Россией и Западом.

Каков изначальный мотив исследования: желание показать американской аудитории потенциал российской науки (безотносительно исторического контекста)? воздать должное конкретным людям, с которыми вы встречались? попытаться несколько снизить урон, нанесенный репутации России текущей политической напряженностью?

Должен сказать, что когда мы начинали, нам просто хотелось понять и описать то, что мы уже знали как факт по личному опыту. То, что в технологических отраслях США было и есть много бывших советских и просто говорящих по-русски людей, – это данность. Мы решили дать этим людям шанс рассказать о себе – и это вылилось в 157 детальнейших интервью как в Кремниевой долине, так и в регионе Бостона/Кембриджа. Чтобы объяснить их опыт, нам пришлось копнуть глубже в вопросах иммиграции на фоне разных этапов американо-советских (американо-российских) отношений, коснуться теорий предпринимательства и аспектов культурных различий.

Скажу так: нашей целью был показ таких общих черт этих людей, как трудолюбие, креативность и техническая подкованность. Перед нами вовсе не стояла задача обязательного восхваления конкретных людей, но на самом деле в ходе работы нам довелось встретиться с невообразимо талантливыми людьми. Чтобы пояснить, откуда у них столь высокий уровень технических знаний, нам нужно было рассказать и о высоком качестве образования, полученного ими в советских вузах, особенно в таких дисциплинах, как математика и прочие точные науки. При этом нынешнее состояние российской науки мы оценивать не намеревались, это задача других исследователей.

Более широкой целью мы ставили попытку развенчать некоторые банальные стереотипы, сложившиеся в американских СМИ и особенно в развлекательных шоу, где русские показаны преступниками, шпионами, хакерами и проститутками. В общем, книга о русских людях. Она ни в коей мере не касается вопросов репутации России. Предоставить информацию вместо измышлений – вот в чем мотив.

Вы писали о российских инноваторах, эмигрировавших из СССР аж в семидесятых. С тех пор те, кто хотел уехать, уехали, и многие ученые и изобретатели, что остались, пережили жестокий удар в 90-е: кто ради скудной копейки торговал огурцами, кто крутил баранку такси. Как вы думаете, нынешнее поколение технологических предпринимателей, выживших под осколками постсоветской науки, способно сравниться, а еще лучше затмить на международной арене своих славных предшественников из СССР и ранней России и конкурировать с лучшими из лучших из других стран с развивающейся экономикой?

У меня недостаточно реальной информации, чтобы ответить на вопрос в том виде, в каком он поставлен. Но отвечу в том плане, в каком мыслили наши интервьюируемые. Помните, что мы говорим с вами только о представителях технической интеллигенции, а не всей массе иммигрантов того времени.

Для целей нашего исследования мы поделили анализ на три волны иммиграции: 1972 – 1986, 1987 – 1999 и 2000 – 2015. Как известно, частный бизнес был в советские времена вне закона, поэтому те, кто прибыл с первой волной, не обладали никаким деловым опытом. Среди иммигрантов второй волны уже были люди с опытом «дикого» бизнеса в бесконтрольных условиях поздней перестройки и ранней России, но тоже далеко не все. В третьей волне большая часть иммигрировавших так или иначе в чем-то разбиралась и приехала либо за более обширными бизнес-возможностями, либо за продвинутым бизнес-образованием. Это уже была иммиграция по личному выбору.

Чтобы дать какой-то ответ на ваш вопрос, нужно посмотреть на первые две волны. Представители этих волн сказали нам, что изменению их менталитета в сторону бизнес-ориентированности предшествовал целый процесс адаптации к новым условиям. Что касается исследователей, то те обнаружили, что их местные коллеги были нацелены на коммерциализацию своего труда, что в результате заставило их самих «примерить» на себя мышление стартапера. Тем, кого изначально нанимали за их технические навыки, потребовалось время, чтобы постичь культуру предпринимательства, и тогда они стали по-иному оценивать самих себя. Другими словами, этих высококвалифицированных людей изменила в их трудовой жизни сама среда, в которую они вошли.

Именно так развивалась карьера биотехнологов, с которыми мы общались в Бостоне/Кембридже, и разработчиков потребительского ПО из Долины. Люди, которые знали, что хотят начинать или развивать свой бизнес, понимали, что в США условия для этого лучше, даже если для этого придется освоить новые навыки. Успех всех этих людей не был исключительно следствием их уровня образования или личных качеств – в США он был тесно связан с общим акцентом на коммерческое приложение всякой технологии.

Я понимаю процесс инноваций в России так: главные успехи стали результатом скоординированных действий множества людей, работавших в очень крупных структурах, занимавшихся космосом, военными разработками, атомной энергетикой, пр. В советские времена успехов в создании потребительских товаров и подготовке основ для переворота в информационных технологиях почти не было. Как и в СССР, в нынешней России, насколько мне известно, стартапы и вузовские малые инновационные предприятия не являются главным драйвером технических усовершенствований и в целом экосистемы. Безусловно, малый бизнес стал неким драйвером, в отличие от советских времен, но по-прежнему главные технологические инновации исходят от крупных организаций.

Суть вашего вопроса в оптимальной привязке науки к ее практической реализации в новых продуктах, а также в том, какие страны способны сделать это в будущем лучше. Скажу так: качество научного образования – это фактор, но не единственный. Главный вопрос в том, какая из экосистем окажется оптимальной для инноваций будущего. А это вопрос открытый. Как говорят россияне, поживем – увидим.

Книгу можно приобрести на:

Amazon.com

Amazon.co.uk

Cambridge University Press

Олег Кузбит, управляющий редактор: «Мы рады, что вы по-прежнему с нами в нашем информационном проекте The Bridge – еженедельном экскурсе в инновационное настоящее и будущее российских регионов. «Марчмонт» расскажет, как наука и бизнес наводят мосты взаимопонимания и сотрудничества».
Опубликовать в Twitter
Написать в Facebook
Записать в LiveJournal
Показать В Моем Мире
Поделиться в Моем Круге
ПРОКОММЕНТИРОВАТЬ ЭТУ СТАТЬЮ
Найти похожее содержание

География:

Теги: книга (18) / диаспора (0) / Молот & Кремний (0) / Дэниел Сатински (0) / Hammer & Silicon (0) /

Последние новости: Обзоры в деталях
27 Авг '18 | Транспорт, логистика | Технологии и инновации
7 Июнь '18 | Технологии и инновации
21 Нояб '17 | Промышленность | Природные ресурсы
 
Поиск (Архив новостей - 19372)
Реклама
НАТТ
Реклама
RB_Partners_Report
Реклама
Independent Software Developers Forum
Реклама
Marchmont News

Последние новости

16 Нояб '18
Российская компания Texel занимается созданием...
15 Нояб '18
Стартап с российскими корнями привлек инвестиции от...
14 Нояб '18
Educate Online разрабатывает онлайн-платформу для...

Интересные новости за неделю

16 Нояб '18
Российская компания Texel занимается созданием...
15 Нояб '18
Стартап с российскими корнями привлек инвестиции от...